Алхимия красоты

Олег Чернэ (ЧОМ), руководитель, идейный вдохновитель и мастер клуба INBI World


Красота — достаточно условное понятие, исходящее из внешних критериев понимания общества, его эстетической модели или реакции конкретного человека на удовольствие, которая появляется в результате отклика на видимое. Красота давно стала форматом, который навязывается или к которому привыкают, однако у неё есть своя глубина. Это и притягивает человека к восприятию образа или образов, которые ему нравятся.

Для одних красота — это чувственное удовольствие, для других — некий формат идеи существования, для третьих, как я уже сказал, — рефлекс, наработанный под влиянием кого-то или чего-то, а есть ещё и те, для кого это некая шкала измерения свойств человека. И хотя последнее требует умения воспринимать красоту, а не реагировать на неё условно, это является наиболее важным в её понимании. Ведь, поняв красоту, мы можем взращивать её.

Красоту нельзя приложить куда-то, ибо рано или поздно она не будет таковой восприниматься. С ней надо уметь взаимодействовать. Но прежде чем вообще давать какие-либо определения этому понятию, нужно, собственно, научиться внимать красоте. Ведь одно дело — представить красоту, а другое — уметь на неё настроиться. Настройка на красоту, собственно, и есть та эстетика, которая даёт нам некоторую трансцендентную определённость в поведении. То есть красота — это вид энергии, вызывающей реакцию удовлетворения.

Говоря о красоте, мы говорим прежде всего о чувственном наслаждении. Вопрос лишь в том, чем оно реально было вызвано. Ведь зачастую красота — это наше желание, помноженное на воображение. Любой человек хочет жить в красоте или при красоте, и зачастую он выдаёт желаемое за действительное.

Часто можно услышать вопрос: «Почему эта красавица выбрала такого урода?» Или наоборот. Не видя энергии истинной красоты, нам никогда не ответить на этот вопрос. Красота — это всегда сосуд, и если он не наполнен, то любое внешнее представление обманчиво. Мы можем сказать, что нам нравится кто-то, но если этот кто-то, извините, тупой?

Если человеку не нравятся тупые люди, но он всё равно реагирует на внешность при недалёком мозге, то это просто сексуальное желание, желание обладать. Красотой здесь и не пахнет. Но если для женщины определение мозга всё же вторично после определения её чувства, то для мужчины — нет.

Красота может выразиться только у того, кто постоянно живёт в чувстве. Это чувство прекрасного: такой человек прекрасно ходит, готовит, ухаживает за собой или даже одевается. Красота должна быть натренирована на усилии жить в прекрасном. У мужчины усилие жить в прекрасном — это настройка на мужские свойства, поэтому мозг нужен, и он первичен.

Конечно, можно смотреть на мужчину как на кусок мяса и мышц и назвать такое людоедско-чувственное восприятие красотой. Но тогда мы можем заявить, что у каждого своя красота, и вообще снять этот вопрос.

И всё же красота с позиции мужчины и женщины — это разные вещи. Вопрос здесь в физиологии, ведь понятие красивого — в восприятии, в котором реализуется формула творения и наслаждения. Если мы говорим о красоте как об абсолютном явлении, то, для того чтобы увидеть её, мы должны уметь погружаться в бесконечность, в которой сам процесс созерцания красоты является высшей формой её восприятия. То есть речь идёт не о реакции на красоту, а о созерцании.

Красота — это не определение, это состояние. Ею нельзя обладать, её можно выражать, можно созерцать. Красота — всегда грань какого-то предела, это скрытая геометрия, которая проявляется в том или ином образе, движении, положении, цвете или звуке.

Виды красоты

Божественный источник. Является неким способом переживания высших сил. Может быть результатом упражнений, связанных с высшими настройками. Сюда же относится и мифологическое восприятие, связанное не только с настройкой, но и с представлением, которое зависит от этой настройки, где пересекаются понятие и умение. Характерным примером является индийский танец. Мы никогда не сможем сказать, красив он или нет, не понимая его мифологическую суть. Мы лишь можем на него среагировать.

В то же время тот, кто его танцует, или тот, кто его изучал, понимает переживания танца. Похожее мы встречаем в китайском и японском театре. Здесь развивается своеобразная рефлексия человека, связанная с божественной красотой. Источник чувственного восприятия. Переживание опыта взаимодействия с тем, что наполняет. Данный процесс может быть связан с восприятием вкуса, слушанием, смотрением, обонянием. Особый интерес здесь представляет конечно же красота, связанная со вкусом, так как она не только даёт определённые переживания, но и создаёт тотальную зависимость. Возьмём потребление воды.

Допустим, человек пьёт чистую воду и ему попадается некачественная вода (пусть даже просто из-под крана). Его организм испытывает стресс, вызванный отрицательной реакцией на такой напиток. Это сродни вдоху нечистого воздуха после жизни в лесу. То есть то, что нас питает, без чего мы не можем жить, обязательно содержит в себе прекрасное и безобразное.

Физический источник. Связан с реакцией на физический объект. Сопровождается тактильными ощущениями, желанием осязать его. Может быть связан с человеком, одеждой, процедурами (вода, массаж и т. д.). Ментальный источник. Связан с возможностью настройки на символ, образ, знак.

Энергетический источник. С одной стороны, данный источник лежит в основе любого восприятия красоты, с другой — он может представлять и независимый от нас процесс, когда мы попадаем в зону вибраций, влияющих на наше восприятие. То есть не мы определяем красоту, а как бы она нам «навязывается». Например, вы поехали отдыхать на море, и вам начинает нравиться то, что не нравилось в другом месте. В общем, любые аффективные возвышенные состояния связаны с энергетическим источником.

Культурологический источник. Собственно говоря, это среда, формирующая представление о канонах красоты, которые мы принимаем и которые нами естественно выражаются. Это хорошо видно на примере женской красоты, которая в разных регионах воспринимается по-разному.

Образовательный источник. Это, пожалуй, самый интересный вариант понимания красоты, когда мы выражаем своё отношение к ней в зависимости от образования в этом направлении. То, насколько мы подкованы в этике и эстетике, формирует в нас соответствующее понимание красоты. Она становится для нас некой архитектурной моделью, которую мы строим. Например, человек, который разбирается в законах движения, никогда не скажет по поводу балета, что движения в нём красивые. Скорее наоборот, так как он видит массу ошибок, которые развиты и закреплены в этой технике. У человека же, не совершенствовавшего себя в понимании движения, нет таких понятий, и он переходит в разряд подчинения культурологическим нормам, принятым в среде, которая приучила его считать, что это красиво.

Эмоциональный источник. Не могу обойти вниманием и достаточно грубое понимание красоты, связанное с наращиванием своего эго. Это доминирование в плане национального или политического властвования, занимание позиции, позволяющей эксплуатировать других, и т. д. То есть это искусственная красота, которая опирается на эго. Как правило, люди, руководствующиеся этим понятием, измеряют всё либо властью, либо деньгами. Вернее, они постоянно твердят себе, что «я лучший» или что «за деньги всё можно купить».

Это постоянно подпитываемое эмоциональное качество, безусловно, временно, но оно имеет свои художественные формы, которые нельзя не учитывать. Самое важное в контексте нашей темы то, что данный тип людей не понимает разницы между чувственным и эмоциональным восприятием красоты.

Показывая различные источники красоты, я также хочу сказать, что в чистом виде встретить их бывает довольно сложно. Чаще всего они комплексны, и вообще, красота — это формула, познавая которую, мы воспринимаем и, что самое важное, наполняемся красотой.

Полный текст читайте в шестом (#17) номере журнала «Цигун»