Когда идёт бессмертье косяком

Бронислав Виногродский
Главный редактор журнала «Цигун»


Нам в настоящее время совершенно очевидно и понятно, что бессмертие недостижимо, и, может быть, так оно и есть. Должен признать, что мне всё равно. Во многих культурах в разные времена так не казалось вполне себе развитым во всех отношениях людям, много знающим и много умеющим.

В частности, достижение физического бессмертия как максимум и как минимум, управляемое продление жизни всегда было главной целью учения о Пути, то есть даосизма. А именно в рамках и в недрах даосизма была рождена как теория, так и практика традиционной китайской медицины, фармакологии, учения о каналах и меридианах, учения об устройстве потоков энергии Земли и много-много других полезных и нужных знаний.

Есть в настоящее время такое очень продуктивное понятие, как предельное основание, которое означает, что в рамках какой-то задачи или разработки берётся изначально недостижимая цель, которая позволяет выстроить всю работу вокруг себя с наивысшими требованиями, ориентируясь на запредельную планку.

Можно сказать, что бессмертие и является такой, совершенно очевидно, запредельной планкой.

Бессмертие рассматривалось не только в религиозных учениях, но и в разных медицинских системах знаний, таких как тибетская медицина, аюрведа и упоминавшаяся выше даосская медицина.

Китайское учение построено на основе понимания того, что поток времени ощутимо проходит циклами через человеческое тело и через любые структуры восприятия в поле сознания человека. Подразумевается, что существуют определённые методики тренировок органов восприятия этих потоков, и так называемое ощущение силы дыхания, ци-гань, является первой ступенькой на этом пути, ведущем к постижению сути и овладению законами, управляющими течением времени.

По сути цигун — это и есть методика, которая позволяет не только справиться с недугами и недостатками в устройстве собственного тела, но в первую очередь это модель и способ создания личностной системы самообучения.

В даосских канонах есть описания жизни многих бессмертных и святых, которые достигали не только невероятных возможностей в этом теле, но и были способны останавливать время и даже поворачивать его вспять.

Ещё раз хочу сказать, что я рассматриваю все эти чудеса совсем не обязательно как достижимые, но вижу в них предельное основание достаточной силы и мощности, которое позволяет через врата цигуна прийти к овладению собой.

Так что будем дерзать, говоря в этом номере о самых разных аспектах бессмертия, — физического, смыслового, художественного, исторического и так далее.

С почтением,
Бронислав Виногродский