Дорогие подписчики!

Мы прекращаем выпуск журнала «Цигун».
Если вы оформили подписку на 2014 год, свяжитесь с нами по почте secretary@bionika.ru
или по телефону +7 (495) 332-02-61 (68) для возврата денег.

Приносим свои извинения за доставленные неудобства.

С наилучшими пожеланиями, редакция журнала «Цигун»


Если вы хотите приобрести недостающие номера журнала Цигун, звоните +7 (916) 168-57-80 Надежде Шефер.

В наличии пока есть все номера, кроме #3, 2012. То есть всего 16 номеров из 17-ти вышедших.

Цена за 1 номер — 200 руб.

Цена полного комплекта (16 номеров) — 2400.



Наш спутник жизни

Наш спутник жизни, или Почему у страха уши велики
Илья Шабшин, Елена Цыганова


Ещё о тайнах тайцзицюань

Эта статья продолжает цикл (начало в #4, 2013), посвящённый размышлениям над базовыми понятиями восточного мировоззрения — Пятью стихиями (элементами) и их отражением в нашей жизни, синергии восточного и западного мировосприятия. Цикл задумывался как продолжение книги «Восток — Запад: управление эмоциями. Книга о психологии с восточным акцентом», рецензия на которую была опубликована в журнале «Цигун» #3, 2013. Авторы книги — практикующий психолог и инструктор цигуна. Оказалось, люди обращаются к ним с очень схожими проблемами и запросами. При кажущихся различиях в восточном и западном подходе их синтез вполне возможен и, более того, гармоничен.

Илья Шабшин
Страх многолик. Иногда он чувствуется ноющей тревогой, неясным беспокойством, а порой обрушивается и накрывает непреодолимой волной ужаса. Он сопровождает нас всю жизнь. Он открыл младенцу, что тот беззащитен и беспомощен. Он сообщил ребёнку, что гнев, критика, недовольство — вообще, всяческая нелюбовь родителей ставят под угрозу его существование. Он объяснил, что надо быть хорошим, спешным и правильным, научил бояться неудач, избегать риска, пугаться ошибок. Он показал, что такое болезнь и боль и, наконец, неразрывно слился с представлениями о старости, немощи и смерти. Это мой Страх.

Отчего я боюсь? Почему я боюсь незнакомых людей, хирурга, одиночества, критики, замкнутого пространства, болезни и т. д.? Происхождение наших страхов разное.

Иногда обнаружить корни страха легко — когда аналогичный негативный опыт был в прошлом. Например, когда мне было 10 лет, мы с родителями летом жили на даче, однажды у меня сильно разболелся зуб. Как я вопил в стоматологическом кабинете, было слышно, наверное, даже на улице. С тех пор прошло больше 30 лет, анестезию уже делают на другом уровне, однако я и сейчас сажусь в кресло стоматолога с некоторым напряжением.

Чужие страхи
Зачастую мы боимся того, чего с нами прежде никогда не случалось. Откуда же появляются эти страхи?

Часто благодаря научению. Мы вообще много чему научаемся в жизни от других людей, наблюдая за их реакциями, и страх не является исключением. Я могу начать бояться чего-то только из-за того, что я видел, как этого боится другой человек. Этот механизм работает даже в фильмах ужасов, когда героиня ТАК кричит от страха, что мы тоже пугаемся, хотя видим её, а не то, что её так напугало.

Вот пример «заражения» страхом в жизни. Одна клиентка рассказала мне, как много лет назад её мама быстро вбежала в квартиру, захлопнула дверь и стала запирать все замки. «Наш сосед снизу — страшный человек», — сказала мама. С того вечера девочка каждый день, проходя мимо квартиры «страшного» соседа, чувствовала, как её душа уходит в пятки...

Также нас окружают примеры коллективных страхов. Экзамены, ЕГЭ, аттестации неприятны не только тем, кто сильно зависит от внешних оценок, но это и наши коллективные социальные страхи, которым мы обучаемся в обществе у окружающих нас людей.

Посмотрите свои детские фотографии. Вы на них смеётесь, улыбаетесь? Рад за вас. Мне доводилось видеть фотографии детей с не по-детски грустным выражением лиц, с тревогой в глазах, которой, казалось бы, быть не должно, поскольку взяться неоткуда. Что же это? А это проявляется глубинная, базисная неуверенность — не столько неуверенность в себе в её привычном значении, сколько недоверие к миру, отсутствие ощущения защищённости, переживание неустойчивости жизни, бессознательное ожидание беды. Появляются такие чувства даже не в детском, а в младенческом возрасте, и связаны они, как правило, с мамой. Один известный вариант — это дефицит материнского тепла и заботы о ребёнке, а ведь младенец зависит от мамы целиком и полностью, до какого-то времени он вообще не осознаёт себя отдельным существом. Другой менее известный вариант — когда ребёнок бессознательно считывает тревожное мировосприятие мамы и присваивает его себе. Так бывает, если, например, у мамы есть не пережитое до конца горе, не залеченная психологическая травма. Вот и получается, что никто не виноват, но всем плохо.

Методы излечения
Большое количество страхов поддаётся психотерапевтическому лечению относительно легко. Не панацеей, но очень эффективным во многих случаях методом является так называемая десенсибилизация. В основе этого подхода лежит простой принцип: состояние достаточно глубокого расслабления и свойственные страху телесные реакции — две вещи несочетаемые. Следовательно, если человек обучается сохранять релаксированность в пугающей его ситуации, ощущение страха будет гаситься. На практике десенсибилизацию выполняют постепенно, поэтапно. Сначала человека обучают расслабле- нию любым методом — от аутогенной тренировки по Шульцу до прогрессирующей релаксации по Джейкобсону. Затем нужно смоделировать пугающую ситуацию. В некоторых случаях это можно осуществить в реальности. Например, предложить человеку зайти в лифт или же выступить перед аудиторией — смотря какой страх надо преодолеть. Когда такой вариант неосуществим, человек может мысленно представить то, что его пугает: разговор с начальником, интимную ситуацию, взлёт или посадку самолёта и т. д. В любом случае задача состоит в том, чтобы применить отработанные навыки и сохранить состояние расслабленности. Как мы видим, для эффективного применения десенсибилизации не требуется искать и анализировать причины появления страха, выяснять психологические пред- посылки его возникновения и т. д. Иногда это и удобно, и оправданно.

Совсем другой подход при работе со страхами с помощью когнитивных методов. Тут, наоборот, важно точно понять, чего я боюсь и почему, а ещё много чего вспомнить. Обычно психологическая работа со страхом, в том числе самостоятельная, начинается со сбора материала — воспоминания и описание ситуаций, условий, обстоятельств, в которых я чувствую страх. «Чего же я боюсь? Что тут страшного?» — вот вопросы, которые нужно себе задать. Ещё бывает продуктивно поискать аналогичные ситуации в прошлом. И вы сможете, например, осознать, что сегодня боитесь выступать перед акционерами из-за своего детского страха, который возникал у вас в 10-летнем возрасте, когда папа заставлял вас играть на ненавистном аккордеоне перед родственниками и гостями.

Полный текст читайте в пятом (#16) номере журнала «Цигун»