Кузница Духа

Кузница Духа: практиковать неистово, честно и регулярно
Беседовал Иван Матвеев


Ещё о тайнах тайцзицюань

За десять лет практики айкидо сэнсэй Михаил Орлов прошёл беспрецедентный путь, являясь на сегодняшний день обладателем 6-го дана школы айкидо Юишинкай.

Но в истории основателя и президента академии «Ки Айкидо» это не главное, точнее сказать, регалии — это следствие тех глубинных внутренних изменений, которые произошли в его жизни, когда он стал постигать путь гармонии с окружающим миром через Ки.

На протяжении десяти лет Михаил Тимурович каждый год ездит в Японию на 30—45 дней к своим учителям, чтобы пройти в разных традиционных школах серьёзнейшие практики. Во многом он стал первопроходцем не только в России, но и на континенте в целом. Будо, айкидо и традиционные японские очистительные техники, в том числе обливание холодной водой, — обо всём этом шёл разговор во время нашей первой встречи, итогом которой стало интервью.

И. М.: Сэнсэй, расскажите, пожалуйста, какие дисциплины изучают студенты академии «Ки Айкидо»?

М. О.: Прежде чем ответить на ваш вопрос, я хочу выразить свою признательность за то, что вы проявили интерес к нашей школе и тому, что мы делаем в её стенах. Ну что ж, начнём. В нашей школе мы изучаем и практикуем несколько традиционных направлений, цель и задача которых через практику тела укреплять здоровье и совершенствовать дух.

Итак, по порядку:

Шин Шин Тоитсу До — координация разума и тела.

Айкидо — достижение гармонии с окружающим миром.

Мисоги-но-кокюхо — усиление духа и здоровья через практику интенсивного дыхания.

Мидзу-но-гё — практика интенсивного обливания холодной водой, 4—6 °С.

Дзадзен — сидячая медитация, осознание своего истинного я по отношению к самому себе и окружающему миру. Хочу добавить, что внешне Дзадзен выглядит статично, но внутренне это активная медитация, не имеющая ничего общего с тем, когда люди сидят с блаженными лицами и витают в просторах бескрайнего космоса, не осознавая, где они находятся и зачем туда устремилось их сознание.

И. М.: Честно говоря, кроме айкидо и Дзадзен я знакомых слов больше не услышал. Как вы узнали обо всех этих практиках, а тем более получили посвящение с правом преподавания?

М. О. (улыбаясь): Всё началось с айкидо! Я пришёл в айкидо, можно сказать, случайно, и первый опыт был не очень хороший, так как мой первый преподаватель был обычным самоучкой и самозванцем. Мой друг, который практиковал много лет каратэ, видя моё разочарование, дал мне видеокассету и сказал, что я найду то, что ищу, посмотрев её. Это был затёртый от большого количества просмотров фильм о великом мастере айкидо Тохей Коичи. Меня поразила не столько техника исполнения приёмов, сколько его внутреннее состояние и улыбка — мастер буквально светился. Это стало огромным толчком и стимулом к поискам. Продолжив обучение айкидо уже в школе Тохей сэнсэя, благо представительство было в Москве, я всё время задавал себе вопрос: «Какой труд и какие практики сделали его таким?» Внимательно проштудировав биографию Тохей сэнсэя, я узнал, что он обучался у основателя айкидо Морихей Уэсиба, в школе Ичикукай додзё он практиковал Мисоги и Дзадзен, а Шин Шин Тоитсу До — в школе Темпукай под руководством сэнсэя Темпу Накамура. Я принял решение идти таким же путём. Как всё это происходило — отдельная долгая история. Школы Темпукай и Ичикукай Додзё — это организации закрытого типа, и, чтобы попасть туда, необходимы рекомендации от двух человек. На сегодняшний день я обучаюсь у мастера Коретоши Маруяма, который был личным учеником основателя айкидо последние 13 лет его жизни и ближайшим соратником и учеником мастера Тохей Коичи. Также я обучаюсь в Ичикукай Додзё. К сожалению, в школу Темпукай меня не приняли. Я был на собеседовании с секретарём этой организации — для того чтобы обучаться у них, необходимо знать язык: преподавание всех дисциплин только на японском языке. У них в школе был опыт обучения на английском языке, и как результат — многие важные моменты учения терялись из-за трудностей перевода. Но мы активно практикуем Шин Шин Тоитсу До, так как наш учитель передаёт эти знания открыто, а он, в свою очередь, получил их от мастера Тохей Коичи.

И. М.: Сегодня я участвовал вместе с вами в очень необычной практике: все ученики, сидя около получаса в традиционной японской позе на коленях и взяв в руки специальные колокольчики, выкрикивали «То Хо Ка Ми Э Ми Та Мэ!», задавая ритм громким звоном. Признаюсь, я не ожидал столь сильного эффекта от такой простой по внешней форме практики: уже после первых десяти минут я почувствовал усталость и боль в руках и ногах, потому что заныли колени и затекли голени, а от постоянных движений колокольчиком стала неметь рука. Однако ещё минут через десять всё это прекратилось, а по завершении практики — на контрасте — я испытал глубокую внутреннюю тишину и покой. Интересно узнать, что означали выкрикиваемые слоги? И об истории практики в целом можете рассказать?

М. О.: Да, внешне это выглядит довольно просто, а иногда и страшно. (Улыбается.) На самом деле жизнь очень проста, это мы всё усложняем. Вы были на практике очищения Мисоги-но-кокюхо, которой меня обучили в Ичикукай Додзё. Не путайте, пожалуйста, с очистительными практиками.

Есть несколько вариантов трактовки того, что означают выкрикиваемые слова. Один из них таков:

То — остриё самурайского меча;
Хо — копьё;
Ками — зеркало;
Э Ми — красивый;
Та Мэ — хрустальный шар.

Таким образом, можно сказать, что вы призываете свой разум быть острым и пронзительным, а вместе с тем чистым и незамутнённым.

В Ичикукай Додзё практикуют Мисоги-но-кокюхо или Мисоги-хараи — очищение через дыхание. Практика Мисоги-но-кокюхо была предложена в 1840 году известным деятелем и врачом Иноуэ Масакане, который разработал свою собственную систему лечения. Регулирование дыхания являлось центральной практикой в школе Иноуэ Масакане. Благодаря глубоким дыхательным упражнениям снимаются установленные самим человеком личностные ограничения и блоки и, таким образом, активируется первоначальная жизненная сила. Глубокое и интенсивное дыхание приводит к состоянию, когда все мыс- ли покидают разум и человек и Вселенная становятся одним целым. В школе Ичикукай Додзё практика Мисоги-но-кокюхо получила дальнейшее развитие: использовался опыт работы с мечом и ключевым элементом стало сохранение боевого духа Ямаоки Тессью. Именно в таком виде сейчас мы практикуем Мисоги-но-кокюхо здесь, в Москве.

Полный текст читайте в пятом (#16) номере журнала «Цигун»