Образы Книги Перемен: Гора

Перевод Бронислава Виногродского
Главный редактор журнала «Цигун»


Образы Книги Перемен: Гора

Из книги «Взгляд на книгу перемен с точки зрения орнаментов и образов»
Автор книги выбрал псевдоним Хозяин кабинета изучения перемен, (Ю И Шуфан Чжужэнь). Родился в 1959 году, занимался иллюстрированием книг, рисунком, дизайном, редактировал иероглифические шрифты. Последние годы занимается изучением Книги Перемен.

Причина, по которой я начал изучать Книгу Перемен
Я читал Книгу Перемен в течение долгого времени. Но не надеялся, что смогу её понять. Хотя часто покупал издания по Книге Перемен, однако не мог проникнуть в неё глубоко своим сердцем. Книга Перемен казалась каким-то лабиринтом или окутанным туманом клубком, который невозможно распутать. Одни её понимают так, другие — эдак. Некоторые толкуют с точки зрения астрономии, другие — с точки зрения фэн-шуй и законов судьбы. Существует огромное количество теорий, но каждый человек может вникнуть в суть этой сложной системы и, пройдя этот путь, постепенно обрести уверенность в себе. Через бесконечное количество поражений я решил-таки больше не покупать литературу по Книге Перемен и не тратить свой дух. Если я буду тратить на неё всё своё время, всё равно не разберусь: это сложная логика и огромная система знаний. Если смотреть на неё с точки зрения буддизма, то учение о Переменах — всего лишь некий способ описания непостижимого мира, малый путь чисел и искусств. Не стоит тратить силу своего духа на то, чтобы разбираться в ней. Таким образом, я постепенно отдалился и отстранился от Книги Перемен. Но периодически не выдерживал и покупал труды по теории Книги Перемен и складывал их в шкаф.

Впоследствии компания, в которой я работал, занялась выпуском книги в четырёх томах — лекции профессора Ван Минсюна по Книге Перемен. Мне предложили перевести аудиозаписи этих лекций с английского на китайский. Нехотя, но я заставил себя попробовать. И смысл Перемен постепенно начал открываться...

Я жил в уезде Чжушаньсян и связывался с профессором из Канады по электронной почте, когда требовались его разъяснения. Господин Ван очень быстро отвечал на мои вопросы. Я глубоко всё продумывал, приводя в порядок материал. Однажды в процессе работы я неожиданно осознал, что в тексте Чжуан-цзы «Беспредельные странствия» (Сяо Яо Ю) история о том, как рыба Кунь превращается в птицу Пэн, конкретно говорит о связях в Книге Перемен.

Так я обнаружил, что у Чжуан-цзы рыба Кунь и птица Пэн имеют связь со знаком Кунь, в котором есть образ друзей. Хотя я сомневался в истинности своих догадок, считал их притянутыми за уши. Я не обнаружил у Чжуан-цзы других связей с Книгой Перемен, поэтому рассмотрел своё открытие как аномальное. И в течение полугода работы у меня больше не было никаких прорывов в этом направлении. Моё изучение Перемен остановилось. Я продолжал читать буддистские каноны, рисовать, писать черновики. Также пытался разгадать какие-то каноны, связанные с пониманием иероглифов на костях и панцирях. И в один день мне внезапно пришло в голову большее понимание «Надписи на панцирях и костях» (Цзя гу вэнь). На столе у меня постепенно скопилось большое количество книг по этому вопросу. Я каждый день их смотрел. Иероглифы в «Цзя гу вэнь» — это древнейшие письменные знаки Китая. Сегодня мы используем иероглифы в их современном толковании. В древности их употребляли совсем не так. Например, иероглиф «окончание», чжун, на древнем языке писался как «зима», дун. Иероглиф «дарить», си, цы, писался как «перемены», и. То есть в наше время иероглифы потеряли свой изначальный смысл. При использовании иероглифов в современной жизни вопросов не возникает. Но если с их помощью толковать то, что было написано до династии Хань (особенно то, что было написано до Цинь), тогда обязательно начинаются проблемы. Таким образом, обретя понимание иероглифов в стиле цзягувэнь, я осознал необходимость знания изначального смысла иероглифов, чтобы уметь читать Книгу Перемен. Чтобы это осмыслить, в первую очередь я попытался внутри знака цянь иероглиф «окончание», чжун, превратить в «зиму», дун (冬). И действительно, иероглиф «день зимнего солнцестояния», дун чжи, представляет собой время, когда начинает рождаться начальный ян в знаке цянь. Это помогло мне продвинуться в понимании толкования Книги Перемен. Словно открылся шлюз и потекла вода на тысячу ли. И не только из-за того, что я начал читать Книгу Перемен и находить в ней перекрёстные связи со всей китайской культурой. Я понял, что множество доханьских мудрецов, когда они говорят о своих истинах, то для них связь человека с Небом и Землёй — вещь естественная и неотделимая, это как увидеть свои пять пальцев. Тогда в конечном счёте я начал изучать Перемены.

Как только я, новичок, шагнул в мир Перемен, то не переставал удивляться, постоянно восклицал, поражённый, и замирал в созерцании. Перемены Конфуция в настоящее время являются основным направлением толкования, хотя это отнюдь не единственный способ объяснения Перемен. Ещё есть много разных интерпретаций Перемен: Лао-цзы, Чжуан-цзы, Дун Чжуншу, Ян Сюна, фэн-шуй (науки о судьбе), медицины, прогнозов — очень богатое содержание. Это не просто отдельные способы мышления. Просмотрев все эти разнообразные Перемены, можно сказать, что они представляют собой невообразимый хрустальный шар. Все люди внутри этого шара могут найти свой особенный отдельный мир. Возможны Перемены, которые связаны со смыслами и законами, и есть Перемены, которые связаны с медициной и гаданиями. Однако независимо от того, какую часть ты берёшь, что именно ты толкуешь, Перемены всё равно остаются Переменами.

Я почувствовал, что Перемены представляют собой ощутимую мощную силу, когда в «Троецарствии» Чжугэ Лян был способен вызывать ветер и дождь. Я постиг, что в Переменах есть скрытая сила, и у меня возникло такое мышление, видение. В «Рассуждениях в изречениях» (Лунь Юе) Цзы Ся говорил: «Хотя и малый путь, но тем не менее необходимо иметь способность его рассматривать. Нужно направляться вдаль. Если ты, направляясь вдаль, держишься за свои привычки и пристрастия, то мудрый правитель, цзюнь-цзы, так не делает».

Примечание: Иероглиф «дальний», юань, в древнее время обозначал определённую сторону на небе знака цянь. Знак цянь рассматривался в качестве небесных врат. Цзы Ся, когда говорит «направляться вдаль», указывает на способность подражать или брать за основу энергетического питания небесную, янскую силу. Древние люди почитали Небо, поэтому во многих текстах часто содержался астрономический смысл. Нельзя это упускать и во многих случаях, когда читаешь об этом, не чувствуешь этой силы и не понимаешь, в чём дело. Юань может также указывать на внешние (верхние) знаки гуа в Книге Перемен.

Перемены могут покрывать Небо и закрывать Землю, включая в себя развитие абсолютно всех процессов, но в мире сферы могут быть высокими и низкими. Чтобы не попасть в искусство малого пути и узкого знания, нужно бояться, нужно изучать Перемены на основании тех знаний, которые у тебя уже есть, и твёрдо держаться этих установлений.

Полный текст читайте в пятом (#16) номере журнала «Цигун»