Экзерсисы тайцзицюань

Интервью брал Ронни Робинсон
Перевод Олега Филина


Экзерсисы тайцзицюань

Герда Геддес была одной из первых европейских женщин, кто смог прикоснуться к изучению искусства тайцзицюань. Она начала изучать это искусство в Шанхае в те времена, когда очень немногие иностранцы имели такую возможность.

Вернувшись в Великобританию, она стала пионером тайцзицюань на родине. В течение почти 60 лет тайцзицюань составлял неотъемлемую часть её жизни, она продолжала активно заниматься, отдавая ему своё сердце и душу до конца жизни. Герда Геддес скончалась 4 марта 2006 года в возрасте 89 лет.

Р. Р.: Первый вопрос такой: что побудило вас заняться тайцзицюань?

Г. Г.: На тот момент, когда в 1948 году мы переехали в Шанхай, я уже много лет занималась танцами, ежедневно выполняя экзерсисы и танцевальные движения. Меня интересовал современный танец. Я много времени посвящала изучению свойств и качеств движений, размышляла, как они появляются, как рождаются внутри и проявляются внешне.

Также я работала с психоаналитиком Вильгельмом Райхом. Мне нравился его образ мыслей. Он хорошо работал как на психическом, так и на психологическом уровне. Райх говорил о том, как травма или гнев могут запоминаться телом, создавая в нём зажимы и напряжения. Он призывал всех слушать самих себя и пытаться найти собственный внутренний ритм. Он учил диагностике: как вы должны смотреть на человека, как его оценивать. Он всегда говорил, что самое важное не то, что вы говорите, но как вы это говорите. Что происходит в вашем теле, что происходит с вашим лицом, что задерживается в вашей груди и что истекает свободно? Райх говорил о том же самом состоянии сознания, что и в тайцзи.

В течение нескольких лет я работала с пациентами, используя психотерапию. Когда у меня появились дети, я не очень много занималась этой работой, потому что чувствовала, что трата такого количества времени и энергии на работу с больными и неуравновешенными людьми отнимает слишком много сил. Мне было важно заботиться больше о собственном здоровье, чтобы быть спокойной и уравновешенной с моими детьми. Это стало для меня самым важным.

Занимаясь психотерапией и танцами, я общалась со многими людьми и видела, как они используют возможности собственного тела. Я применяла и методики Александра Лауэна, который работал с биоэнергетикой как терапевтической методикой, помогая человеку соединиться с его физическим телом, дать возможность во всей полноте ощутить радость жизни своего тела. Работала в театре, используя эту методику движений при работе с актёрами и танцорами. В Китай я приехала уже с этим багажом знаний, который в дальнейшем мне помогал.

Р. Р.: Какие танцы вы изучали?

Г. Г.: Это не балет, это был более современный, выразительный танец. Я работала с немецкой танцовщицей Мэри Вигман, которая занималась выражением эмоций через танец. Мы исследовали движения, которые выражали бы такие эмоции, как гнев, счастье, горе и т. д.

Тогда, перед началом войны, я работала над объединением работ по психиатрии, психоанализу и моих работ по исследованию движений. Благодаря этим исследованиям я получила очень хорошую работу в Национальном театре Норвегии, в который вернулась после войны.

Это было очень интересное время, так как мы работали с такими передовыми думающими авторами, как Франц Кафка, Жан-Поль Сартр и Бертольд Брехт. Моя главная работа состояла в том, чтобы попытаться проанализировать каждый характер в постановке и помочь актёрам их понять. Я проживала каждую роль вместе с актёрами, заставляя их понять, как они будут двигаться в этой роли, как будет звучать их голос. Это было захватывающей работой, которая дала мне очень глубокую связь с актёрами и характерами, которые они должны были играть.

В 1947 году я переехала в Лондон и продолжила ту же работу в театре «Олд Вик». В то же время я встретила своего мужа, который позднее получил работу в Китае. Я смогла продолжить своё исследование движений в Китае, и мне посчастливилось немного поработать в Пекинской опере.

Р. Р.: Как вы нашли систему движений, которая использовалась в Пекинской опере?

Г. Г.: Для меня было удивительно, что китайцы очень хороши в импровизации. Я задала им тему и предложила выразить это в роли. Они взялись за это с большим энтузиазмом. Несмотря на то что их обучение было структурированным и очень жёстко регламентированным, это ничуть не помешало им импровизировать.

В шанхайский период жизни я открыла для себя тайцзи. Каждое утро я видела старика, который выносил клетку с птицей на улицу и делал практику. У меня появилось твёрдое желание научиться этому. Однако возникли большие проблемы в поиске учителя.

Единственными западными женщинами, которых вообще заинтересовало тайцзи, были София Делзе и я. Как Софии удалось встретиться с мастером Ма Юэляном, я не знаю. После того как мы уехали из Шанхая, она работала с ним. София тоже интересовалась театром, но поскольку у меня только что родился ребёнок, я не могла посвящать много времени работе в театре.

Позднее, где-то в 1955 или 1956 году, мы переехали в Гонконг, где подружились с одним китайским джентльменом, который работал лектором в университете и регулярно занимался тайцзи. Я спросила, будет ли он учить меня, но он сказал, что сам ещё не достаточно владеет этим искусством и что мне нужен мастер. Это действительно важно. Сегодня так часто можно увидеть людей с небольшим опытом преподавания.

Р. Р.: Кто был ваш мастер?

Г. Г.: Его звали Чоу Хокпэн, он был учеником Яна Чэнфу в то же время, что и Чэн Маньчин. К сожалению, я занималась у него только один год, потом он умер. После этого его сын Чоу Каммань стал моим учителем. Впоследствии он переехал в Сан-Франциско, где открыл большую школу, у него много учеников.

Р. Р.: Вы могли бы немного рассказать о том, как вас учили, как к вам относились? Ведь вы были единственными западными женщинами, которым преподавали это искусство.

Г. Г.: Я никогда не занималась вместе с другими, мне всегда преподавали персонально. Хорошо помню изумлённый взгляд моего будущего учителя, когда ему представили меня. «Как я буду преподавать этой женщине?» — читалось в нём.

Он проверял меня, прежде чем принял как ученика. Я должна была показать ему мою работу. Я поставила танец о моих первых впечатлениях о Китае.

Полный текст читайте в четвертом (#15) номере журнала «Цигун»