Конфуций. Рассуждения в изречениях

В переводе и с комментариями Бронислава Виногродского


Конфуций. Рассуждение в изречениях

Рассуждения в изречениях» Конфуция — книга для Китая культовая, однозначно и ясно направляющая любого китайца в область построения нравственных ценностей.

И первая фраза, рассуждение в самом начале: «Научиться со временем применять изученное — разве не в этом радость?» — закладывает базовую ценность, предлагаемую мудрецом как фундамент управления общественными отношениями.

Я рассматриваю Конфуция как мудреца, основоположника самой действенной управленческой школы на планете, и каждое из его изречений, собранных в этой книге, воспринимается мной именно с этой точки зрения. Это важно понимать, потому что перевод древнего китайского текста очень сильно зависит от точки зрения переводчика. Для меня Конфуций в первую очередь учитель, то есть человек, ко- торый учит учиться, который говорит, что учиться нужно, учиться важно, что это есть самое важное дело. Он приводит множество разных примеров, в которых человек может научиться, если он хочет учиться, или, наоборот, упускает свой счастливый случай улучшить среду и качество потока обстоятельств, не поняв урок, который даёт ему судьба. Множество примеров и обстоятельств, являющихся примерами для желающих учиться учению, — вот в чём суть этой книги.

Именно это обусловило мой подход и к переводу, и к изданию книги. Хотелось прежде всего передать эту тончайшую интонацию так, чтобы за восприятием древнего текста не потерялась вечная новизна звучания призыва к учёбе.

Главное научить детей слушать и получать ценности, накопленные старшими, чтобы эти ценности не разбазаривались и не растрачивались во время переходов времени от поколения к поколению, от эпохи к эпохе.

Потому и почтительное внимание — это главное качество, которому следует научить младшего в общении со старшим. Каждый однажды станет старшим по отношению к кому-то ещё и столкнётся с этим затруднением, сам поймёт, в чём главная ценность, и будет пытаться передать накопленный опыт, только часто это уже невозможно. Если с самого начала не закладывать правильные ценности, тогда не будет возможности создать сосуд, чтобы налить в него правильное вино.

Хочу напомнить читателям, что «Рассуждения в изречениях» — это книга, созданная учениками Конфуция, а среди главных трудов великого педагога и управленца следует вспомнить Книгу Перемен и глубокую ре- дакцию всего Пятикнижия, в которое входят отобранные и отредактиро- ванные учителем тексты. Книгу стоит изучать, читая вдумчиво, находя и строя связи между поня- тиями и смысловыми единицами, которые на первый взгляд могут казать- ся совсем непохожими и никак не сообщающимися друг с другом. Мудрость — это знание о том, как действует знание, и наука о том, как осуществляется учение. Можно было бы сказать, что «Рассуждения в изре- чениях» — это учебник мудрости, только какой бы ни был учебник, если не заниматься по нему усердно, никакая наука впрок не пойдёт.

Глава 4

Учитель сказал:
— Быть рядом с человечным — это прекрасно. Если, имея выбор, не ищешь близости с человечным, то как обретёшь знания?

Учитель сказал:
— Если нет человечности, то не сможешь долго терпеть стеснённые обстоятельства, не сможешь долго пребывать и в радости. Человечный — успокаивается человечностью, а знающий — пользуется человечностью.

Учитель сказал:
— Только обладающий человечностью способен любить людей, способен и не любить.

Учитель сказал:
— Когда всеми помыслами стремишься к человечности, зла не сотворишь.

Учитель сказал:
— Все люди стремятся к знатности и богатству. Но если приходишь к этому неправильным путём, то не сумеешь удержать их. Все люди стараются избежать бедности и низкого положения. А уйти оттуда не можешь, даже если пришёл туда неправильным путём. Благородный человек разве может добиться известности, отказавшись от человечности? Благородный человек и во время еды не отказывается от человечности, даже спеша он обязательно пребывает в человечности, и даже будучи в затруднительных обстоятельствах он обязательно сохраняет человечность.

Учитель сказал:
— Я не встречал ещё таких, кто, любя человечность, ненавидел бы бесчеловечность. Любовь к человечности не нужно возвышать. Неприятие бесчеловечности — в этом суть человечности. Ибо только так можно не позволить бесчеловечности пристать к тебе. Было ли такое, чтобы кто-то целый день все свои силы направлял на сохранение человечности. Я не видел никого, у кого было бы достаточно сил. Должно быть, такие есть, но я таких ещё не видел.

Учитель сказал:
— Все людские прегрешения можно распределить по родам. Исследуя прегрешения, можешь постичь человечность.

Полный текст читайте в четвертом (#15) номере журнала «Цигун»