Гёкусендо. Кованые чайники как искусство

Рассказывает Бронислав Виногродский
Главный редактор журнала «Цигун»


Гёкусендо кованые чайники как искусство

Медные изделия старинного ремесленного рода Тамагава производятся под маркой ГЁКУСЕНДО. Японский язык, как известно, не простой для понимания среднестатистическим европейцем, и потому я не буду объяснять, отчего одни и те же иероглифы Тама-Гава ( ), что значит «Нефритовый поток», читаются как Гёкусен, и это тоже означает «Нефритовый поток». Но именно изысканность во всём, доведённая до изощрённости, характеризует все стороны японской жизни, в том числе и разные виды японских ремесленных изделий. Нужно понимать, что в традиционной Японии ремёсла были высшим видом искусства и остаются таковыми в настоящее время. Не многие знают, что клинки, сделанные современными мастерами, не уступают древним по качеству и часто стоят существенно дороже древних мечей. То же самое можно сказать и о чайной посуде. Культ чая и чайной культуры в Японии хорошо известен европейцам, и по сути чайная церемония, то есть культовое употребление чая, стала символом японской культуры на Западе.

Чайники ГЁКУСЕНДО — это чудесные плоды творчества японских мастеров рода Тамагава. Каждый чайник — произведение искусства, и каждый — это итог медитационного процесса. Чтобы сделать один чайник, мастер должен произвести более 100 тысяч ударов разными молотками, которые он также самостоятельно изготовляет, как говорится, под свою руку. И каждый удар несёт в себе частичку течения «Нефритового потока» рода Тамагава, который обрёл силу в реке времени. Более 200 лет сохраняются и не прерываются традиции и скрупулёзность преемственности секретов этого искусства.

Благодаря уникальности процесса изготовления таких предметов искусства — сейчас это главным образом чайники, посуда для чая и сакэ и посуда для кухни — каждое изделие обладает неповторимым характером и очарованием. И самое главное, как всегда бывает с уникальными предметами, каждое изделие делится своими свойствами с теми продуктами, которые в нём готовят. То есть вода, которую кипятят в этих чайниках, чай, который в них заваривают, приобретают уникальные свойства.

Нужно заметить ещё, что чайники ГЁКУСЕНДО лучше всего подходят для заваривания улунского чая и пуэров благодаря свойствам металла (меди, серебра и золота), а также уникальной работе.

ЦУИКИ — это два иероглифа, которые обозначают кованую утварь, и японское звучание этих иероглифов обозначает метод художественной ковки. Суть в том, что мастер вырезает из большого листа меди овальный кусок, в котором он изначально видит конечное изделие целиком. После он, подобно великому Микеланджело, отсекающему всё лишнее от куска мрамора, просто облекает пустоту в видимую только ему форму, медитируя посредством выбивания ритма молотками по медному листу. Так что всё просто и легко, то есть тщательно, неторопливо, в ритме цветущей сакуры и текущего «Нефритового потока» в традиции рода Тамагава. Япония, одним словом.

Мастер во время своего танца с молотками не имеет никаких точных технических заданий или характеристик, а просто лепит пустоту, притягивая из небытия новую форму художественного изделия. Потому нет ни одного чайника, чашки или вазы в точности похожих на другие.

Ковка придаёт медному листу прочность. В процессе ковки его так- же периодически раскаляют и охлаждают в воде, так как, даже остывший, он некоторое время будет достаточно мягким и податливым для обработки. Так производится закалка, меняющая качество меди, которая и без того несёт в себе множество полезных для человека свойств.

Все мы знаем о чудодейственных медных браслетах, оказывающих оздоровительное воздействие на человеческий организм. Медь обладает дезинфицирующим свойством, уничтожая бактерии и загрязнения в воде, естественным образом очищает воду, придавая ей новые полезные для здоровья свойства. А воздействие ионов меди обогащает воду, делая её мягкой и сильной. Даже цветы в медной вазе стоят в два раза дольше, чем в обычной, сохраняя свежесть.

Полный текст читайте во втором (#13) номере журнала «Цигун»