Путь воина: сохранить мир внутри себя

Беседовал Ефим Островский мл.


Путь воина: сохранить мир внутри себя

Максим Дедик, чемпион мира по кёкусинкай каратэ, идеолог и руководитель проектов «Fight Baza», «Gymnasium. Школа Героев» и школы каратэ «M-Dojo». Максим родился на Украине, в Киеве, но вырос и сформировался на Крайнем Севере нашей страны, в городе Усинске. В Москве с тех пор, как поступил в Институт спорта и культуры. Собирательный персонаж, человек мира. Много путешествовал по СССР и считает, что всё это... его.

Е. О.: Максим, здравствуй. В своё время ты мне рассказывал, что начинал свою жизнь в очень тяжёлой и неблагоприятной среде, что большинство твоих одноклассников на данный момент или сидят в тюрьме, или умерли, но тебе удалось добиться, на взгляд многих людей, запредельных высот. Ты стал чемпионом мира по кёкусинкай каратэ, а не так давно японцы дали тебе разрешение на открытие своего бранча по каратэ. Это, насколько я понимаю, равносильно основанию своей школы. Сейчас же мы сидим с тобой в лучшем в России клубе боевых искусств, открытом под твоим руководством год назад. Расскажи, с чего ты начинал и каковы этапы твоего пути?

М. Д.: Своё становление я связываю прежде всего с занятиями каратэ. Серьёзно я начал заниматься каратэ в 14 лет у учителя Сергея Андреевича Познахарева. В определённой степени моими учителями были Михаил Михайлович Овсеюшкин, Виктор Павлович Фомин, Всеволод Викторович Миньков. Также очень важным учителем для меня является Владимир Богатенков, преподаватель кафедры Восточных боевых искусств и кафедры РГГУ. Есть и другие люди-учителя, например тренеры по боксу и мои противники, много-много людей... Шихан Фукудзу из Японии сыграл большую роль в моём становлении.

Я начинал свою карьеру с каратэ, оно называлось «советское каратэ», син себу. Хотя то было не совсем син себу, а скорее просто советское каратэ.

Это советское каратэ было правильно понято моим учителем Сергеем Андреевичем Познахаревым. Он уже тогда практиковал какие-то сложные стили, такие как уче рю. Где он в то время, в 1989 году, ими занимался, мне сложно сказать. Но он стремился к традиции, к настоящему пониманию, и он, являясь по рождению своему потомком настоящих воинов — у него вся семья воинов, все в медалях, все с саблями, — по этому пути не пошёл, хотя учился в Питере на военного, оттуда же он родом. Потом попал в Усинск. Вот он мой отец в боевых искусствах, он заложил и дал мне что-то...

Родной отец дал мне плоть и характер, а он сделал из этого нечто, придавшее всему форму. Это была матрица, заложенная в меня Познахаревым. Культура воина, путь каратэ, который, с одной стороны, принадлежит японской традиции, но не абсолютно. Дело в том, что в то время, да и сейчас, формы, через которую можно было практиковать воинский дух по-русски, не было, она исчезла. Но Япония эту традицию несла, и, хотя мы и учителя её не видели, мы наполняли её тем, что было у нас в крови. И мы по-русски делали японское. Этот дух, он есть. Он принадлежит не только японцам. В каждом народе есть воины, есть мужчины.

Сергей Андреевич — это тот человек, который поставил меня на путь воина. Хочу отметить, что я ни в коем случае не называю себя воином с точки зрения настоящих спецназовцев, а воином только в том смысле, что это было становление меня как человека, готового сражаться, чтобы оставаться собой. Который постоянно стремится действовать, воздействовать на реальность, бороться с собой, со своей слабостью, который в итоге начинает ощущать ответственность за всё происходящее с его людьми, вокруг него. Он ощущает, что на самом деле причина окружающего его мира в нём самом. Это начинаешь понимать в какой-то момент.

Со временем Сергей Андреевич ушёл в айкидо.

Я это направление не понял и не принял. Но базовыми принципами и техникой овладел. И это здорово мне помогало в боях по кёкусинкай каратэ. Потом уже в Москве начал заниматься кёкусин. Я хотел им заниматься, потому что это всегда называлось сильнейшим каратэ. И на интуитивном чувстве того, куда нужно идти, мне удалось реализоваться в кёкусине. С большим трудом, большим скрипом я выиграл чемпионат мира по версии IFK и стал серебряным призёром. Стал призёром абсолютного чемпионата Японии. Стал уважаемым среди японцев человеком. Выступал по правилам К1. Пять раз сражался, четыре раза побеждал, даже нокаутировал соперника. Но по итогам этой профессиональной карьеры я получил тяжёлую травму.

Полный текст читайте в десятом номере журнала «Цигун»