Каждый день навстречу долголетию

Бронислав Виногродский
Главный редактор журнала «Цигун»


Каждый день навстречу долголетию

Когда я впервые столкнулся с концепцией долголетия в китайской культуре, у меня не было внутреннего пространства, куда можно поместить эту концепцию, и потому она просто не привлекала внимания. По мере накопления опыта общения с данной культурой, по мере появления жизненных ориентиров, соотносимых с реалиями этой изначально чуждой мне культуры, необходимость достижения максимального долголетия стала привычной и обыденной. Появились механизмы, позволяющие сделать эту ориентацию бытовой — привычкой ежедневного проживания жизни. Теперь мне кажется совершенно естественным, что общество в целом может стремиться к долголетию, и данное стремление может и должно объединять общество в его продвижении в пространстве временных циклов.

Можно смело сказать, что буквально все области китайской жизни подчинены идее долголетия. Мир, в котором мы живём, — это среда времени, и в этой среде пребывают все предметы и явления данного мира. Время — это система циклических волн, проводимых предметами и реализующихся в явлениях, ситуациях и делах. Каждый человек во всех своих действиях также проводит через себя временные циклы, и в зависимости от качества совершаемого им действия меняются длины проводимых волн. В даосской традиции цель всех практик иногда формулируется как «проживание долгого и видение длинного». Это очень точная формулировка, ориентирующая человека на осознание себя как проводника времени, побуждающая видеть и притягивать длинные волны, учиться совершать только такие действия, которые во всех пространствах и сферах ориентированы максимально далеко во временном поле.

Временное поле обладает определёнными свойствами и качествами, которые отражаются в самой структуре китайского языка, в иероглифической письменности, в оборотах речи, в явлениях культуры, в практике взаимоотношений между людьми и т. д. Каждый человек, попавший в пространство жизни, имеет кроме личностных задачи изживания кармических последствий деяний прошлых (а возможно, и будущих) жизней. Ещё и задачи надличностного характера, которые выражаются идеей достижения максимального долголетия, а в идеале — бессмертия.

Полный текст читайте в восьмом номере журнала «Цигун»