Молчаливая песня исинской глины

Бронислав Виногродский
Фото Василий Буланов


Молчаливая песня исинской глины

Когда я впервые увидел чайники из исинской глины, а это было довольно давно, они показались мне игрушечной детской посудой. Но прошли десятилетия, и каждый день я пользуюсь этими игрушками, играю в эту игру и понимаю, что она прекрасна.

Настоящая китайская традиция заключается в том, что искусство сохранилось в быту на функциональном уровне. Каждый правильный чайник должен совершенно чётко сочетать верную форму, правильную глину, замысел творца, художественное выражение и удобство его использования.

Как любой предмет в поле китайской культуры, чайник дышит, накапливая наработку, переживая множество раз контакт с руками мастера, с водой и чайным листом, с пустотой и пространством.

В Дао Дэ Цзине говорится, что глину используют для того, чтобы сделать посуду, но именно пустота внутри делает её применимой, потому чайники — совершенное обрамление пустоты. Это сообщение, это книга, это стихотворение, это магический акт создания нового переживания в ходе прохождения воды сквозь внутренние пустоты чайного листа и выхода наружу духа чая, который проявляется в сердце пьющего.

И в каждом чайнике один и тот же чай будет завариваться по-новому. Чайники ведь для того и нужны, чтобы, глядя на них, беря их в руки, заваривая в них чай, ловить эти бесконечные капельки мгновений ускользающего от постижения мира духа.

Полный текст читайте в восьмом номере журнала «Цигун»