Психонетика

Психонетика — эффективная работа с сознанием
Олег Бахтияров
Беседовал Иван Матвеев


Психонетика

И. М.: Насколько я понял, из вашего опыта следует, что постановка и решение нерешае-мых задач — это реальность и где-то в этой же сфере витает вопрос о возможности изменить мир.

О. Б.: Эта задача постоянно возникает, правда она регулярно терпит неудачу, хотя определённая реализация есть. Всё-таки существовали монашеские ордена, у которых какое-то время было это реализовано, православные братства или католические ордена, в частности орден иезуитов вызывает восхищение, особенно первые века его истории, — вот, пожалуйста, идеальная структура в каком-то смысле. То есть очень многие вещи уже существовали как локальные образования, потом подчинялись каким-то общим закономерностям, но в принципе они были. Но и, наконец, большое столкновение идеологий. Двадцатый век — это история колоссального противостояния очень глубоких идей. Внешняя оболочка — войны, разрушения, жестокость, а под этим скрывается поиск внутренней организации общества. Внешне всё извращалось, безусловно, то, что погружается в материю, искажается. И поэтому тех, кого с исторической точки зрения принято считать злодеями, надо называть историческими героями, ведь они взялись за невыполнимую задачу — из идеи материю создать. Понятно, что получалось не совсем хорошо для многих людей. Но эта задача, даже если она не выполняется на протяжении тысячелетий, всё равно поддерживает нашу человеческую форму. В каком-то смысле это позиционная война: линия окопов, которая проходит между ясностью и свободой и всем остальным. Да, безусловно, линия фронта колеблется, но всякий раз, когда мы об этом говорим, то вносим вклад в поддержание существования этого как идеи и тем самым в существование отдельных людей и групп людей, которые живут так. А то, что это один процент... не имеет значения. На земле живёт шесть миллиардов человек, и выходит, что как бы мы с вами ни считали. Может быть, среди разных народов будет свой процент, ну пусть, скажем, каждый тысячный. Это, представьте себе, шесть миллионов человек — о-го-го какая цифра на самом деле, колоссальное количество! Кстати, сейчас люди уже не разделены толщами других людей: существует Интернет, различные сообщества по интересам.

Полный текст читайте в шестом номере журнала «Цигун»