О роли женщины в китайской семье

О роли женщины в китайской семье: традиции и действительность
Юлия Селиверстова


О роли женщины в китайской семье

В период правления цинскои династии, о структурных явлениях китайского общества нельзя говорить однозначно, ибо во всём проявилась двойственность, любое суждение о данном периоде должно быть помещено между двумя пластами: тем, что формально предписывалось конфуцианской доктриной, и тем, что происходило на уровне простой народной жизни. Если подходить с точки зрения моральных канонов и юридических положений, то период поздней Мин (1573—1644) и ранней Цин (1644—1722) действительно стоит считать тёмными веками ужесточившихся ограничений. Во времена династии Сун (960—1279) женщины из состоятельных семей обладали частичным правом наследования и были относительно свободны в праве на повторное замужество. А к XVII веку они не только лишились права на наследство, но и испытали на себе воздействие новых морально-нравственных положений, касавшихся сексуальных норм и культа целомудрия. Параллельно с этим в XVI—XVII веках происходили определённые изменения: некоторые женщины получали образование и могли приобщиться к элитарной культуре. Но развитие талантов, умений и способностей было большей частью доступно женщинам, находившимся за рамками традиционного общества. Речь идёт о незамужних горожанках, которые зарабатывали себе на жизнь, развлекая пением и танцами мужчин. В их числе не только певички или проститутки, но и весьма уважаемые дамы, порой возглавлявшие небольшие кружки женщин, которые отринули семейную жизнь, но сумели подняться по социальной лестнице, найдя себе обеспеченного обожателя.

Если для небольшой части горожанок правление последней династии стало временем обретения новых возможностей, то для абсолютного большинства женской части населения Китая это период наибольшего подчинения мужчинам.

Бедные слои населения, устои и традиции которого всегда были менее подвержены изменениям, почти не заметили нововведений, коснувшихся средних и высших слоёв общества. В деревенской среде нельзя говорить ни об упадке нравов, ни о принижении роли женщины. По этому поводу Корсаков заметил: «Говоря о разврате китайцев, я имею в виду только исключительно городское население, среди которого и процветает проституция; сельское же население, как и в Европе, ведёт нормально выполняемую половую жизнь!»

Полный текст читайте в шестом номере журнала «Цигун»