Статьи / О творчестве и возможности изменить мир

Бронислав Виногродский


— Вы известны широтой своих интересов и профессиональных достижений: специалист по Китаю, переводчик, писатель, идеолог чайной культуры, общественный деятель, художник, музыкант, поэт и наверно долго еще можно перечислять. А что Вы сами считаете главным достижением своей жизни на данный момент?

Способность вставать по утрам до шести часов и работать некоторое время над тем, чтобы построить правильно внутреннее пространство духа. Это позволяет потом заниматься всякого рода проявлениями творчества в надлежащем состоянии.

— Какие цели преследуете Вы, занимаясь творчеством: личное развитие, поиск средств воздействия на сознание других людей, послание миру, возможность изменить что-то?

В первую очередь — самопознание, для которого требуется личное развитие, а личное развитие диктует непреодолимые требования — научиться воздействовать на других людей так, чтобы нам вместе удалось изменить что-то в мире. Вернее научиться правильно менять, то есть исправлять, и потом не терять эту возможность во времени, передавать знания об этом из поколения в поколение.

— Раньше Вы часто повторяли фразу: «Красота, конечно, спасет мир, но хотелось бы знать точную методологию процесса». Может, Вам уже удалось найти эту методологию? Верите ли Вы, что мир можно менять с помощью творчества?

Методологию найти удалось. И я верю, что спасать мир не нужно. Но улучшать его с помощью творчества, как проявления работы духа, и можно, и нужно.

— Вы неоднократно упоминали в своих беседах: «Искусство — это способ переживания». Что это значит для Вас лично?

Переживание — это один из подвидов проявления движения в сознании, наряду с ощущениями, образами, понятиями, смыслами и речевыми действиями. Это такой способ движения силы дыхания в пространстве сознания. Правильное переживание образов и соединение их с осмысленными понятийными выражениями в любом виде деятельности — это и есть для меня переживание искусства.

— Что на Ваш взгляд определяет силу воздействия произведения искусства — спонтанность и естественность выражения художника или продуманность сюжета и отточенность мастерства?

В первую очередь — это сила духа художника и его способность, претворив эту силу духа в силу видения, с помощью отточенной спонтанности, выразить это в материале.

О современном искусстве

— Когда вы говорите «современное искусство», что Вы подразумеваете под этим? Это творчество каких-то конкретных персонажей? Образы? События?

Под современным искусством я подразумеваю поиск новых возможностей выражения себя в социальное поле искусства, с целью воздействия на сознание человечества. Это связано с конкретными персонажами и явлениями, но они совершенно не обязательно совпадают с понятиями и представлениями, бытующими в настоящее время на полянах этого поля у разных его представителей.

— Свои изобразительные работы Вы часто используете в своих же работах в жанре видео-арта. Что здесь вторично? Вы рисуете, чтобы дополнить видеоряд или снимаете, чтобы показать нарисованные работы?

И то и другое — только разновидности оформления послания в мир, в другие пространства сознания, Просто видеотехникой я пока владею менее свободно, чем пером и бумагой, и потому ищу способ научиться совмещать эти способы воздействия на сознание мира в одном жанре. Следует упомянуть, что в этом случае также значительную роль играют письменные тексты и звуковые ряды.

— На ваш взгляд будущее современного искусства в цифровых технологиях или ни что не сможет заменить «живое» искусство?

У искусства нет будущего, оно всегда в настоящем, и всегда есть обращение к существующим в данный момент способам сообщения миру своего послания, направленного на то чтобы изменить мир. Цифровые технологии — это только переразвитие одной из сторон выражения сознания в мир, и цифровые технологии сменятся ещё чем-то раньше или позже, а искусство — это вечное свойство разума в мире, превосходящее человеческие возможности, так как оно соответствует уровню разумности Земли и Космоса.

— Существует мнение, что «в современное искусство можно только верить». Когда человек приходит на выставку современных (contemporary) художников, он порой чувствует себя растерянным и раздраженным: «Ради чего я здесь? Любой может такое «натворить». Меня пытаются опять развести». На ваш взгляд, что дает право художнику верить, что он — творец, что его искусство необходимо, что не зря использует дарованную ему жизнь?

За других не скажу, но сам рассматриваю современное искусство как возможность соединить процессы работы личностного духа и общественного сознания. В большинстве случаев это непривычные способы выражения своих посланий, которые часто вводят художника в соблазн вызвать у человека этой необычностью какие-то необычные переживания. Это не всегда удаётся делать точно. Тем не менее, способность находить такие способы выражения, которые позволяют художнику воздействовать на общественные процессы прямо или опосредованно, и позволяет художнику верить, что он действительно творит мир. Ибо творчество — это всегда творение мира и миротворчество одновременно.

О своих работах

— Как Вы можете определить жанр своих изобразительных работ?

Семиотические исследования в области переработки процессов психо-семантичсеского поля человечества на грани индо-арийской и сино-тибетской культурных парадигм.

— Ваши работы выполнены в оригинальной технике, часто Вы рисуете двумя руками. В этом есть какой-то особый смысл? Какие новые изобразительные возможности дает такая техника?

Я беру две ручки и соединяю линии, это и есть состояние, когда левая рука не знает, что сделает правая. Как следствие — получаешь совсем неизвестный тебе знак, который может быть, если есть нужда, изобразительным. Он может обозначать похожие на те, что есть в действительности, вещи. Появляется интонация, движение или отношения двух фигур. Они всегда естественны, потому что в них есть естественное переживание.

А может получиться чистая абстракция, которая, тем не менее, тоже несет в себе это переживание. И она может в любой момент трансформироваться и ожить, к ней может добавиться нечто. При этом каждая линия является спонтанной и естественной, в этом красота данных композиций. Если их еще отструктурировать цветом, то получается карта сознания.

Структурируя, важно не думать о том, каков будет результат, каковы будут плоды. И как только ты сделаешь это, не пытаясь навязать какое-либо знание, тогда вступаешь в область, которую можно назвать областью непознанного. Точно так же две части мира, которые у тебя есть, - обозначающее и обозначаемое, всегда дают тебе как следствие другой путь, по которому ты можешь двигаться.

Поэтому рисование, которым я занимаюсь, позволяет непосредственно менять мир. Красота этих переплетений, соединений дает возможность построить другой способ обозначения действительности. Делая эти действия, меняешь нечто непосредственно в своем сознании. Создавая такого рода композиции, я вроде как пишу текст. Но одновременно я пишу этот текст в своем сознании.

После того, как я напишу эти вещи, я буду уже другим. Но и вы, которые наблюдают за тем, что я делаю, тоже меняетесь в процессе написания этого текста. И у нас получается нечто неожиданное и ясное, которое может превратить происходящее во все что угодно, ведь только верой изменяется мир. Если ты по-настоящему веришь, что происходят изменения, то они и происходят по-настоящему.

Начинается текст, начинают плыть образы, они начинают складываться в строки. В этом есть некая странная экспрессия и захватывающие ощущения, оттого что знаки эти, которые, конечно же, полны смысла, никто никогда не сможет прочесть. Ибо знаки воображаемого языка — это как отсветы солнечных бликов на белом парусе синей яхты, летящей в простор мирового океана. И это яхта твоего мира, прочти, если сможешь.

— Прослеживаете ли Вы влияние древних нефритовых артефактов на современное искусство в Китае? А на Ваше творчество они оказывают влияние?

Однозначно мне видится, что древний нефрит влияет на всё, что происходит на нашей планете в настоящее время, и будет происходить в будущем. Потому моё творчество полностью сформировано воздействием на моё поле сознания силами, которые проводят древние нефритовые артефакты.

— Как вы формируете свое пространство для жизни, работы, творчества? Какие произведения искусства составляют основу для этой среды, почему?

Моё пространство для жизни и работы находится под сильным влиянием подходов к искусству жить, как я их понял в традиции классического китайского образования, в котором весь уклад жизни подчинён приобретению знаний, чтобы с их помощью исправлять существующие понятия о мире.

— Выразите стихотворной строкой суть вашего творчества.

Откуда мне знать, что я знаю действительно то, что я знаю
Откуда не знать мне о том, что мне знать, не дано
Я взгляд поднимаю на небо, в него головой погружаясь
И снова слетаю на землю
И вновь опускаюсь на дно.

Это я прямо сейчас сочинил, красиво получилось. Искусство, однако.

Участие в выставках

2007г — в рамках 2ой Московской биеннале современного искусства:
проект «Юрта» (совместно с Олегом Куликом и Сергеем Бугаевым) в рамках выставки «ВЕРЮ» (Винзавод);

2007г — в рамках 2ой Московской биеннале современного искусства: совместный проект с Сергеем Бугаевым (Африкой) в рамках выставки «Нефтяной патриотизм» (ММОМА).

2009г — постоянная экспозиция «Каллиграфия смыслов нового времени» в галерее «Чай-н-Арт на Якиманке».

2009г — художественный проект «Шахматы и Книга перемен» (совместно с Максимом Марченко). Работы экспонировались на ежегодной выставке молодых художников МОСХ (Дом художников на Кузнецком мосту) и в галерее отеля Artel Artistic.

2009г — персональная выставка «Образы движения духа в равновесии сил ума. Творчество. Исследование. Сообщение» в галерее PR-агентства «Первый вход».

2009г — участие во 2ой Международной выставке каллиграфии (Современный музей каллиграфии).